Зачем я водил сыновей на стройку. Как убить опасный интерес ребенка?

Мой отец, «получил» меня в свое распоряжение, когда мне было уже 6 лет. Ах так это вышло. Неувязка в то время была в бегстве из «крепостной» беспаспортной деревни. Отец ушел на срочную службу, не расписавшись с моей матерью, а после службы остался в городке, где служил, завербовавшись на работу. Позже сделал вызов маме, и она поехала к нему, оставив меня на попечении собственной бездетной сестры.

Тетя зарабатывала трудодни утром до позднего вечера, а чтоб оплатить какие-то работы — привезти дрова, вспахать участок и прочее, — приходилось гнать самогон. Настроив аппарат, она уходила на работу, а я смотрел за процессом, снимал пробу, чтоб не попортить первач, и поддерживал огнь. И было мне в ту пору 5 лет!

Весть о том, что приедут мои предки и увезут меня в город, мы с тетей обмыли с горя. До сего времени помню, как «принял на грудь» граненый стакан самогона и, выйдя на улицу, свалился около ворот. Был февраль, снег выше головы взрослого. Дальше — пустота! В общем, получил мой отец сыночка, в 6 лет способного в выпивке составить ему конкурентнсть.

Дальше отец пошел по нестандартному пути. Заместо запрета он сажал меня вкупе со взрослыми за стол, наливал, как всем, и т.д. и т.п. На ошеломленные протесты собравшихся: «Ты, что? С мозга сошел?» он отвечал: «Если есть тяга к этому, он все равно отыщет! Непонятно с кем, непонятно что. Непонятно под какую закуску. А здесь: смущяется пить, закуска отменная, все происходит дома и под нашим контролем!».

В итоге годам к 10 к спиртному я относился достаточно тихо. Испить мог много, не пьянея. Пределом было обыденное отравление алкоголем с сопутствующими последствиями, которое и стало для меня естественной преградой в данном деле. Но все это — прелюдия перед самим рассказом.

У меня двое отпрыской: одному под 40, другому под 30 лет. 1-ый вообщем не употребляет, даже шампанское. Даже в огромные празднички. 2-ой употребляет чисто символически: только вино и по праздничкам. Страшная работа просит неизменного самоконтроля.

Но снова отвлекся. Когда сыновья были мальчишками, их тянуло в те места, где было небезопасно, но куда проникали другие мальчишки: на стройку, на крыши домов и в остальные проблемные места. Как я с этим боролся? А никак! Выходим на прогулку: «Куда пойдем?». Они пожимают плечами. «Идем на стройку!» Отрадно сияют глаза.

Приходим. Пробираемся мимо охранника. Ходим, даю ответы на все их вопросы, заглядываем во все небезопасные места, объясняю, где и что опаснее всего. В общем, занимаюсь «убийством» их небезопасного энтузиазма. Если на нас натыкается охранник и начинает гласить, что малышей на стройку нельзя водить и т.д., я говорю, что мои малыши сюда уж точно не придут. Все, что их заинтересовывало, они уже узнали! В общем и целом, малыши не стали без помощи других лезть в небезопасные места. Для чего, когда с папой и узреешь больше, и узнаешь лучше.

Позже появилась новенькая поруха: китайская пиротехника. Сам я не один раз мучился от самодельной «пиротехники», сварганенной из различных подручных материалов, начиная с «серы» от спичек и заканчивая артиллерийским порохом и тротилом, оставшимися после войны. В общем, для острастки собственных «саперов» мне пришлось подорвать в кулаке маленькую петарду! Естественно, со всеми вытекающими последствиями, которые, наглядно проявили моим детям, что шуточки с этими «бомбочками» приводят к неудаче.

Я сослался на то, что аннотация на «бомбочке» была написана маленькими знаками и на непонятном мне языке (британском и местном, не российском). В итоге появился стимул в исследовании языков. Аннотации по применению различных «средств» не только лишь прочитывались, да и производились от и до. Сухожилия на моей руке срослись. Правда, не без следа, который до сего времени припоминает моим детям о «цене» их обучения неопасным способам воззвания с разными неведомыми предметами.

Естественно, рискую остаться непонятым читателями и сторонниками других способов обучения деток, но мне к этому не привыкать. В свое время теща пробовала возбудить против меня уголовное дело за то, что я водил старшего отпрыска, в то время единственного, на крышу дома. По ее воззрению, я собирался скинуть его с крыши!

Допускаю, что в буквальном смысле описанное мною навряд ли кому-то понадобится, но способ — работает и приносит неопровержимую пользу. Конкретно предки должны учить собственных деток остерегаться угрозы и обучить их выкарабкиваться из неудачи. Но для этого ребенок должен реально узреть, что такое неудача. Никакие теоретические разработки и ссылки на чужой опыт не дадут реального представления о реальной угрозы.

Василий

Аналогичные записи: Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.