Воспитание искусством

Подготовлено по книжке Татьяны Смирновой «Воспитание искусством либо искусство воспитания».

Как можно заниматься развитием эмоций средством искусства, к примеру, традиционной музыки? На первом шаге нужно подвести результат фактически накопленному чувственному опыту малышей, обучить их конкретизировать свои чувства и выражать их с помощью слов, дать им нужный словарный припас, который позволит подняться на последующий уровень. На упражнениях я знакомлю собственных учеников с этюдами Шопена. Можно обратиться и к произведениям других композиторов. Принципиально только, чтоб пьесы имели много общего, к примеру, жанр, темп, внедрение всех регистров клавиатуры и были недолговременны. Тогда детям будет увлекательнее ощутить, выявить конкретно эмоциональное обилие пьес: контрасты и цвета настроений.

Сначала урока я включаю запись этюдов Шопена, и мои ученики пляшут, импровизируя под музыку. Как обычно, когда музыка нравится детям, 1-го прослушивания оказывается недостаточно, и они требуют повторить этюды снова. Я соглашаюсь и предлагаю: «Пока вы танцуете, придумайте наименования этим этюдам». В перерывах меж произведениями записываю все наименования. Мы не отдаем предпочтения какому-то одному наименованию, не можем сказать, чье заглавие лучше, выигрышнее, т.к. каждый ребенок передает в нем конкретно свое самое сильное воспоминание.

После чего следует обсуждение: я спрашиваю (и пристально выслушиваю ответ каждого малыша):

- А что вы ощущали, когда плясали 1-ый этюд?

- Удовлетворенность, силу, энергию…

- А 2-ой?

- Легкость, воздушность, он очень быстрый… как ветерок дует либо бабочки летают… (если начинают появляться образные сопоставления, необходимо посодействовать детям перевести их в определения).

- А 3-ий?

- Нежность, покой, наслаждение… Позже стало плохо, жутко…

- Видите, как много слов любой из вас знает!

Последующий шаг – это, слушая музыку, сосредоточить внимание на собственных чувствах и подобрать слова, которые бы их определяли. Задачка сложная: малыши пробуют разъяснить свое чувство мимикой, движением, находят образное сопоставление, обрисовывают ситуацию, в какой появляется схожее чувство, и в этот момент я называю новое для их слово – то, которое они так длительно находили. Обращаю ваше внимание: понятие должно приходить ранее, чем слово, его определяющее. Тогда прекрасно запоминается чувство, ну и слово, определяющее его. Когда же мы даем поначалу слово, еще пока ничего не означающее, не считая сочетания гласных и согласных, а позже даем готовое разъяснение ему (т.е. мы исключаем желание осознать свое состояние и отыскать ему определение), то ребенок направляет внимание на запоминание слова, а четкое значение его иногда запамятывает.

Равномерно на упражнениях можно начинать читать стихи, которые близки по настроению этюдам. Прочитав стихотворение, можно спросить: какой этюд созвучен с этим стихотворением? Как и музыка, стихи – глубочайшие, «взрослые» – Ф.Тютчева, А.Пушкина, М.Лермонтова, Ф.Фета.

Очередное упражнение, которое отлично использовать на упражнениях с детками – это «Выразительные движения», оно помогает им уже без помощи других вызывать внутри себя определенное чувство и задерживать его некое время. Малыши окрестили это упражнение «Игра в статуи». Сущность его в том, что взрослый произносит хоть какое слово, значащее какую-либо эмоцию, чувство, а детки должны выразить его смысл своим внешним видом, «изобразить» статую. Если они еще не знают, что такое статуя, то нужно непременно разъяснить, используя серию вопросов, чтоб осознание пришло вроде бы «изнутри», а не было навязано взрослым. Можно показать репродукции из книжек и слайды, и, рассматривая их, обсудить выразительные средства (для начала – жест, позу, мимику и т.п.). В попытке разъяснить что-то всегда принципиально вывести малышей на самостоятельные размышления и выводы. Это можно сделать с показом, с обсуждением, с попыткой повторить изображенную на картинке статую и т.д., а потом всем совместно коротко подвести результат».

Одно из заданий, направленных на развитие чувственно-эмоциональной сферы малыша – сочинение сказок: ребенок придумывает, а родитель записывает сказку с его слов. Эту историю поведала мать 4-летнего Яши:

«Папа смотрел телек, а я была занята срочным отчетом. Яшка забеспокоился:

- Как мы завтра пойдем к Татьяне Ивановне? Сказку-то не написали?

Я даю ему тетрадочку и говорю:

- Иди к отцу, подиктуй ему.

Яша подходит, разъясняет… А папа так демонстративно глядит на часы и гласит:

- Дружочек, какая притча? Для тебя уже спать пора, иди, готовься, игрушки сложи, зубки почисти.

Яша кратковременно как-то задумался, а позже гласит:

- Знаешь, папа, я же чувствую, что твое «спать пора» – это поэтому, что для тебя телек нужен, а я же сам не умею писать. Я чувствую вот тут, – постучал себя по груди, – в душе обида такая и еще такое чувство, как в этюде, но я для тебя его не скажу, оно нехорошее.

Оборотился и пошел из комнаты.

Папа поначалу обалдел, позже подпрыгнул с дивана, побежал за Яшей, взял его на руки и гласит:

- Не нужен мне телек, ты мне нужен, давай свою тетрадку, я с наслаждением…

Ну и сели писать. Яша учил, как следует за ним записывать, просил прочитать, критиковал себя, спрашивал у папы, как лучше выразить такую идея. Позже гласит:

- Прочитай всю сказку, что там у меня вышло?

Прослушал и далее гласит:

- По-моему, совершенно хорошо, думаю, детям понравится. Всё! Можешь переписывать и очень прекрасно, а то Татьяна Ивановна будет читать и произнесет: «Извините, не могу почерк разобрать…»

Папа гласит:

- Яша, ты спать ложись, а я перепишу и положу для тебя на столик тетрадку. Не беспокойся – всё будет изготовлено. Яш! А что сейчас у тебя в душе, какое чувство?

Яша задумался, застыл на секунду, позже залез к отцу на колени, потрепал его по волосам и, поглаживая себя по грудке, произнес:

- Любовно мне так! Папа, ты у меня неплохой, я тебя люблю.

Папа позже целый вечер успокоиться не мог:

- Как он мне про душу произнес? А в притче таковой сюжет завернул!

И, главное, мне гласит с таким возмущением:

- Люда! Ты почему мне не произнесла, что Яшенька таковой у нас умный? Он же просто гений!

Я ему говорю, что у нас в группе все такие гении. А он:

- Не может быть, я таких деток не лицезрел.

Я снова смеюсь:

- Ты и отпрыска собственного не лицезрел.

А ведь мы начинали придумывать очень тяжело. Супруг в особенности не интересовался: ну прогуливаются, занимаются кое-чем. Он, естественно, уделял Яше внимание – и побалуется с ним, и покупает все. Но после чего варианта совершенно все по-другому: два друга – не разлить водой. Вы же видите, в тетрадке сейчас все сказки папиной рукою записаны».

Этот случай очень соответствующий – ведь если б Яша не сумел выразить собственных эмоций, то папа бы их не вызнал и не направил бы внимания, что оскорбил малыша. Недопонимание появляется тогда, когда мы не умеем объясниться. В более старшем возрасте, когда малыши уже могут разъяснить, что ощущают, у их не появляется и мысли, что это нужно сделать: нет у их таковой привычки, ведь отношения уже обусловились, и, обычно, совершенно не те, которых хотелось бы и детям, и родителям.

Каковой бы ни был предмет, сначала, он должен развивать малыша, открывать его бескрайний потенциал. Для этого принципиально быть внимательным, стараться системно подойти к настолько узкому процессу как воспитание личности. Все детки одарены, принципиально глубоко ощущать малыша, сделать для него развивающую среду и нескончаемо обожать.

Статья предоставлена Интернациональным
центром музыкального образования
Татьяны Смирновой www.allegromusic.ru.

Аналогичные записи: Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.