Общеобразовательная? Частная? Экспериментальная?

Часть 1. Школа частно-экспериментальная

Многие предки склонны созидать в собственном ребенке, если уж не гения, то вундеркинда, а если не вундеркинда, то грядущего математика (химика, лирика — необходимое выделить). Я от этой склонности пробовала избавиться, но чаша сия не минула и нашу семью.

Дело в том, что Колька, хоть и начал гласить поздно (практически в три года), но к четырем его уже было не приостановить — не достаточно того, что он просто без умолку болтал, придумывал какие-то сказки и истории, так он к тому же считал все попорядку. В детском саду у нас были просто волшебные воспитатели (это после того, как мы сменили садик трижды), они занимались с детишками по каким-то прописям, пели и повсевременно что-то ведали. Супруг тоже проводил с ребенком время на улице не по другому, как рассматривая вывески и изучая на их буковкы либо просто считая проезжавшие мимо машины. В общем, когда отпрыску было 4 с половиной года, нам снова было надо переезжать и поменять садик, но поменять его на нехороший мы не желали, потому обошли все предполагаемые окрестные сады. Выяснилось, что там дети не то что до 100, а и до 5 считать не могут, прописи и в глаза никогда не лицезрели, а картину обрисовать не сумеют, если на ней даже один предмет нарисован.

Я страшно возгордилась своим чадом, решила, что он гений и будущий математик, и, как следует, его возможности нужно развивать исключительно в самой наилучшей школе. И как раз выяснила, что рядом есть экспериментальная школа (практически что личная), где имеется дошкольно-школьное отделение для даровитых деток. Поступали туда дети с 4-х лет после тестирования.

Я повела свое чадо на последний тест (2 класса к тому времени уже набрали). Отпрыск верно именовал себя, посчитал до 10 и назад, сложил 2 гриба с 3-мя, собрал пирамидку, практически верно обрисовал картину (не произнес только время года, но после дополнительного вопроса учителя и с этим совладал), адресок именовал практически верно (номер дома у нас длиннющий – он незначительно запутался), что-то там нарисовал. Через некоторое количество дней нам позвонили и пригласили на родительское собрание. Так мы поступили в школу.

Объясню, почему я ее называю «практически личной». Директор не изменялся уже лет 30, обучение платное, дополнительные занятия (хореография, ритмика, шахматы, британский и т. д.), не плохое 4-х разовое питание. В Москве таких школ, наверняка, много, а у нас штуки 2-3, и при всем этом личных садиков и школ фактически нет. Эта школа по такому «тесту» работает уже лет 15, и было уже несколько выпусков, малыши все поступили в Университеты. На первом родительском собрании нам сходу растолковали, какой у нас «превосходный» класс: приблизительно половина учеников – малыши учителей, и даже внучка директора поступила обучаться с нами. Нам поведали, какие будут дополнительные занятия с детишками проводить, произнесли, что они стоят в общем расписании, отрешаться мы от их не можем и должны оплачивать каждый месяц и вовремя. Все с этим были согласны, но спросили, до какого возраста это будет длиться. Нам ответили, что так мы будем обучаться 4 года, а позже перейдем в «огромную» школу, и наш класс будет таковой же по нумерации, как и все, только к нему припишут звезду (*).

Скажу сходу — 1-ый год нас все устраивало. Средств уходило приблизительно 1500 руб. за месяц (для нас это много), но итог был очевиден: ребенок повсевременно говорил какие-то смешные стишки на британском, отлично считал, пел, пробовал даже показать, как они там пляшут. На 2-ой год мы увидели, что что-то поменялось: про британский ребенок и не вспоминал (запамятовал даже, как его зовут), про танцы стал нередко гласить: «А их не было — учитель захворал». И так было фактически со всеми дополнительными занятиями (которые мы полностью продолжали оплачивать). А здесь еще как назло родительский комитет активировался: стали каждый месяц собирать какие-то одичавшие суммы (то на линолеум, то на подарки учителям, то на ремонт унитазов, то снова учителям). Сколько я ни пробовала возражать и выяснять, на что уходит столько средств, мой глас просто терялся в общем рокоте «сдаем, сдаем». Я поспрашивала у параллельных классов — столько ни один класс ни на что не сдавал. Для сопоставления: в параллели сдавали на Новый год по 180-230 рублей, а мы 600. При всем этом у их в эту сумму тоже были заложены и подарки детям, и Дед мороз, и учительские подарки. Мой ребенок продолжал быть отличником по всем предметам (даже по тем, которых у него не было), и все это стало меня настораживать. Скажу сходу: потрясающий управляющий (она вела у их главные предметы) меня совсем устраивала, не считая того, она часто со мной общалась и говорила, что и где ему нужно подучить, а на чем можно и не обращать внимания. Дети нам тоже очень нравились — были, естественно, и оторвы, но не сильно много, а основная масса очень воспитанные и благожелательные. Они дружили меж собой практически все, и класс был очень сплоченный.

Поближе к концу второго года обучения мы узнали, что наша наилучшая подруга уходит из класса в «огромную» школу и собирается там пройти тестирование и поступить в 1 класс (математический). Мы тоже решили последовать ее примеру. В главном, из вещественных суждений и продолжающейся «вражды» с родительским комитетом, но не считая того к тому же поэтому, что там тоже учили британский (безвозмездно!!).

Тестирование мы прошли, но уже все было не так просто, как впервой, так как было надо писать уже строчными знаками, а мой все еще писал печатными, и у него кое-как вышло переписать предложение с доски. Зато читал он отлично и считал вроде тоже нормально, потому его все таки зачислили. Самое увлекательное началось летом — учитель фактически сходу ушла в отпуск, повесив все обязанности на родителей тех детей, которые прогуливались к ней на подготовку. Те, в свою очередь, толком не могли мне ничего разъяснить, и в итоге мы оказались без учебников. Но я еще возлагала надежды приобрести их сама в магазине поближе к первому сентября.

В августе мой ребенок с приступом астмы попал в поликлинику, и нам произнесли, что выпишут исключительно в сентябре. Я звонила в школу, чтоб известить о заболевания и выяснить все таки перечень учебников. Там гласили: «Свяжитесь с потрясающим управляющим». Звоню той — тишь. Так мы провели в поисках практически весь август и решили, что останемся в собственном «дошкольном» классе. А 31 августа нам звонит «классная» и спрашивает: «Вы понимаете, что линейка завтра в 8?!» Я ей произнесла, что мы уже не желаем обучаться в ее классе и остаемся в собственном «дошкольном». Не считая того, у моего малыша уже месяц лились слезы по поводу того, что подружку зачислили в другой класс, а, как следует, «уж лучше я останусь в древнем классе с Кристинкой и Машкой».

Часть 2. Школа общеобразовательная

Наша подружка, поступившая в 1 математический класс, из круглой отличницы и наилучшей ученицы стала хорошисткой. Мать ее произнесла нам, что обучаться там намного труднее (это уже было приметно на тестировании), потому я только произнесла «спасибо» Богу и Провидению, что мы туда не пошли. Мой сорванец не так интеллектуально даровит, а, как следует, ему бы пришлось кинуть все кружки и целыми деньками учить арифметику.

3-ий год нашего обучения в «дошкольно-школьном отделении» по результатам (познаниям) не достаточно отличался от второго. Только вот появился новый учитель по музыке, и я хоть услышала итог ребенкиных занятий на одном из утренников.

К концу года я укрепилась в мысли, что нужно бежать подальше и от этого нашего «опыта», а то останусь нулем и с тупым дитем. Снова стала спрашивать, длительно ли нам еще столько платить и узнала, что до последнего (11) класса!. А здесь к тому же младшая моя подросла, и пора было ее в сад вести (еще дополнительные 800 руб. за месяц растрачивать).

Многие «старшие товарищи» стали уговаривать дать детку в ординарную общеобразовательную школу. Основным аргументом было то, что «как он может обучаться в классе с каким-то уклоном, если он еще сам не знает, чего желает далее в жизни». Поразмыслив, я тоже сделала вывод, что образование-то у нас все еще бесплатное, и все те познания, которые он получает, можно получить и в ординарном классе (тем паче что язык на данный момент практически во всех школах учат с «началки»). Деть тоже стал гласить, что обучаться ему тут трудно, по чтению его бедного «загоняли». Пришел новый учитель по британскому и просит много читать, а он, мой «бедняга», просто даже не успевает осознать, чего от него желают.

Стала я просить, чтоб нас перевели в обычный общеобразовательный класс, но мне произнесли, что туда берут только по месту прописки, а мы к этой школе не относимся. Обошла я практически все школы района, и нас согласились взять исключительно в 2 из их (не самых наилучших). Школу №4 я сбросила со счетов после общения с предполагаемой учительницей — совершенно она мне доверия не внушила (грязные ногти, гнилостные зубы, плохо откликалась о собственных учениках и их родителях). В школе №75 нас согласились взять во 2 класс после тестирования либо в 1 без тестирования. Мы, естественно, просились во 2, т.к. программку первого (и отчасти 2) класса мы уже успели изучить.

Тестирование повергло меня в состояние легкого шока. Начали с чтения. Читал он отлично и стремительно. И это нас выручило, т.к. далее был просто кошмар. Проверка российского языка отдала последующий итог: «жи-ши» дите писать не умеет, какие бывают знаки препинания в конце предложения, не знает (пишет даже без точек), какие слова пишутся с большой буковкы (не считая имен ничего не именовал) тоже не знает. Т.е. ребенок не знает того, что в общеобразовательной школе учат в 1 классе. Далее была математика. Учитель дает моему дураку задачу и гласит: «Запиши коротко условие задачки и реши ее». А мой глядит на нее как баран и пробует дословно задачку записать. Она уже разочарованно нас желала выслать, но здесь я вмешалась, говорю: «Они по Петерсону обучались, и, кажется, там не было такового». Учитель заохала, заахала и отдала ему обыкновенные примеры на сложение и вычитание. Когда он совладал, отдала примеры более сложные (после 20 и даже что-то из 100 было надо отнять), он совладал и вроде реабилитировал себя в ее очах. Нас приняли во 2 класс.

Обучаемся мы сейчас в самой обычной школе, есть в этом и плюсы и минусы.

Плюсы:

Обучаемся по программке, принятой во всех общеобразовательных школах и в случае нового перехода (вдруг снова переедем) не нужно будет поновой переучиваться.
Образование бесплатное, а потрясающий управляющий не ужаснее прежнего.
Учим британский язык (безвозмездно).
Есть бесплатный кружок шахмат и платные танцы (150 руб. за месяц), которые можно посещать, находясь в продленке.
Питание бесплатное (завтрак+обед).
Запросы и способности у всех приблизительно схожие, и потому на подарок учителю скидываемся по 100 руб. И на ремонт школы раз в полгода по 350. Если будет что-то больше, все предки поддержат меня.
Школьную форму не шьем на заказ в ателье знакомых директора (мерзкого свойства, но при всем этом — за обезумевшие средства), а каждый покупает, что может, и того свойства, какого желает (главное, чтоб был пиджак и штаны, а белоснежная рубаха только для праздничных случаев).
Сэкономленные (на образовании) средства мы можем растрачивать на те кружки и дополнительные занятия, которые нам нравятся, а не те, которые нам навязывает школьная администрация.

К плюсам еще можно отнести нрав нашей учительницы. Она старается их сходу разнимать и отвлекать (а вот была одна на подмене, так мой чуток калекой не остался). Ребенок — наилучший ученик класса, и потому ему время от времени ставят пятерки, даже если есть 1 ошибка (вроде бы ассоциируют с другими и делают вывод о том, что у него по сопоставлению с ними работа хорошая).

Минусы:

Класс недружный, в нем практически одни мальчишки, и потому повсевременно проходят «бои без правил» (мы ходим на джиу-джитсу, чтоб остаться с целыми руками и ногами, но вообщем он у меня не очень конфликтует).
2-ой год попорядку пришлось читать один и тот же учебник по чтению (мы его уже исследовали ранее).
У малыша практически нет друзей в новеньком коллективе, т.к. нет общих интересов (практически никто не прогуливается на кружки, не обожают читать книжки), а с девчонками у их дружить считается постыдным. Есть 1 друг, 2 компаньона и 1 девченка на продленке из параллельного класса.
Многие детки употребляют матерные слова.
Пища не очень калорийная, и приходится давать средства на пирожки либо бутерброды (обед в 12, а до 5 часов еще есть раза 2 захочется). Но плюс — это все равно не так недешево обходится, как питание в «опыте».
Продленка работает до 17 час., и нужно пораньше уходить с работы, или отпускать 1-го.

А вот какие выводы я сделала себе (мне еще младшую в школу отдавать).

Моей большой ошибкой было то, что я в первой школе не настояла на переводе нас в параллельный класс (где у родительских комитетов аппетиты не настолько аппетитные). Либо на переводе в общеобразовательный класс (как я позже выяснила, мы имели на это право, т.к. у малыша была хорошая успеваемость, и придраться было вообщем не к чему). А контингент той школы все таки лучше (хоть не матерятся на каждом шагу и с девченками дружить совсем не постыдно, а нормально).
С родительским комитетом браниться полностью никчемно, если его поддерживает большая часть.
Учителя вправду лучше выбирать заблаговременно, и хоть нам и подфартило во всех случаях (не считая пробы попасть в математический класс), больше я на самотек это не пущу, и с младшей мы запишемся на подготовку (где и поглядим на всех учителей и пообщаемся с теми, кто из «началки» будет выпускать детей).
Если есть желание из малыша делать математика, то не стоит начинать с первого класса — к концу обучения он 10 раз передумает и решит заняться кое-чем другим. Лучше просто стараться на этом же уровне осваивать все предметы, а к 9-10 классу нанять репетиторов, перейти в класс с углубленным исследованием предмета либо выслать на дополнительные занятия.
Зарубежным языком в любом случае лучше заниматься дополнительно и вне школы.
Даже если ребенок — отличник, это еще не означает, что он отлично все усвоил (просто он лучше на общем уровне), а потому дополнительно заниматься с ним дома просто нужно и непременно нужно заниматься на каникулах, т.к. даже отличники на каникулах все запамятывают.
Я даю отдохнуть, но временами в игровой форме спрашиваю таблицу умножения либо прошу посчитать сдачу в магазине, либо на сколько лет кто-то кого-либо старше, либо сколько лет будет мне в 2040 году, если я родилась в … году. Еще на каникулах прошу его почитать сестре книгу и т. д.
Нужно приложить все усилия, чтоб ребенок как можно меньше менял школ либо классов. Это очень сказывается на его чувственном состоянии и возможности заводить друзей. А для этого нужно с самого начала побеседовать обо всех критериях обучения с учителем, а еще лучше, с дирекцией школы, и узнать себе все мелочи (в т.ч. сколько лет и за что платить).
И очередное дополнение. Мы на данный момент зарабатываем совершенно не так не много, как 4 года вспять, но средства нам с супругом даются очень томным трудом, а очень нередко и здоровьем. Потому я просто не смогу позволить для себя их выбрасывать на ветер и платить за те образовательные услуги, которых мой ребенок не получает либо платить за золотые унитазы, а получать в конечном итоге российский протекающий фаянс. Потому я лучше найму репетиторов, чем отдам чадо в «личную лавочку», где ребенок не получит даже главных познаний, а все таки будет отличником. И на ремонт школы буду сдавать средства исключительно в том случае, если буду созидать этот ремонт, и если он не будет «круче» моего собственного.
Kolbol, alozon@nm.ru

Аналогичные записи: Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.