Нам полтора

Нам полтора. Мы уже совершенно огромные. Хотя вернее было бы сказать: Артемке – 18 месяцев. Он уже полностью взрослый человек. Но местоимение «мы» упрямо не желает делиться на «я» и «он». И когда я говорю: «Мы уже весим 12 кг», мне почему-либо веруют, невзирая на то, что стрелка весов указывает 71 кг.

За этот период времени мы многому научились. Во-1-х, мы начинаем гласить. До сложноподчиненных предложений, естественно, далековато, зато наш словарный припас вырастает не по денькам, а по часам. Хотя и большая часть слов понятно только самому опытнейшему дешифровщику, то бишь мне. К примеру, папа – это папа, а вот па-па – это лампа. Главное же, слова наделены смыслом. Отпрыску подарили мягенькую игрушку.

- Вот, сынок, это уточка. Кря-кря.
- Га-га, – мотает головой ребенок, – га-га.
- Да нет же. Это уточка. Кря-кря.

Дите неумолимо. Ситуацию разрешил пришедший с работы папа. Кстати, биолог по образованию.

- Да какая же это утка? Самый реальный гусь.
Малыш участливо кивает головой: «Вот какая у нас мать глупенькая».

Куда уж мне разбираться в птицах. Так же как и в технике. Сынка же просто завораживают всякого рода кнопки, рычаги, тумблеры. Ах, если б только ему позволили разобрать компьютер, магнитофон, а заодно и микроволновую печку! Радости бы не было предела. Я уже не говорю про машины. Это вообщем отдельная тема. По двору мы гуляем только от одной машины до другой. Приезжая в гости к деду, мы сперва идем в гараж – проведать старенькую верную девятку. В магазин игрушек нас даже запускать жутко. В особенности, если это магазин с самообслуживанием, ведь там стоят огромные машины на аккумах.

Ну, хоть любовь к книжкам у Артемки от меня. В доме ступить негде, если ребенок приступил к «чтению». Разложит по полу книги и давай по ним ползать. А возлюбленную энциклопедию, весом с килограмм, готов таскать по всей квартире. Откроет, тычет пальчиком на изображенного мамонта: «Ма-ма!», а следом на меня указывает. Ну, как разъяснить, что я не верблюд. Другими словами в этом случае, не мамонт, естественно.

Особенные чувства мы питаем и к поэзии. Готовы часами слушать стишки, как в выполнении матери, так и на аудиокассетах. Многие он помнит назубок. «Мы решили, мы решили», – услышав 1-ые строки, сынок бежит к грузовику, – «Прокатить кота в машине…».

Купила Темке кассету со стихами Корнея Чуковского. Прослушав, опешила кровавым подробностям. Засомневалась, стоит включать «Муху-цокотуху». А ведь в детстве мы этого не замечали.

Нравится нам не плохая музыка. И не просто, а чтобы душа поначалу свернулась, а позже как развернулась. Тема роскошно пляшет цыганочку. С выходом. И никто его этому не учил. Ну и корней цыганских не было. Вроде.

С огромным почтением мы относимся к Винни-Пуху и льву Бонифацию. Просмотр мультов заходит в нашу каждодневную программку. Только начинаются титры, рот у нашего мальца до ушей. Предвкушает.

Особенный энтузиазм у нас на данный момент и к творчеству. Изрисовать фломастером стол, одежку, лицо – всегда пожалуйста, обращайтесь, если что. Можем и из пластилина полепить. Помню, слепила ему из красноватого пластилина шарик. «Это ягодка», – говорю. Темка в мгновенье ока хватает его и в рот. В срочном порядке пришлось чистить зубы.

А еще огромное наше достижение – мы научились ходить на горшок. Достижение это не мое, правда, а Артемкино. И не поэтому, что меня приучили к сему предмету еще 26 годов назад. А поэтому, что сынок вдруг сам решил, что пора бы уже не марать штанишки. Ну не делала я трудности из того, что ребенок писается в брюки. «Всему свое время, – рассуждала я, – подрастет – усвоит». Так оно и вышло. Горшок стоял на видном месте в комнате. Ребенок возжелал пи-пи, снял брюки, сел на горшочек и сделал свое влажное дело. Мне оставалось только захлопнуть отвалившуюся от удивления челюсть. После чего случались, естественно, и казусы, но денек ото денька их становится меньше и меньше.

К огорчению, мы еще не научились есть ложкой. Вот вилкой еще можем, а ложкой – как досадно бы это не звучало. Питание – тема для нас болезненная. Ну не получаем мы наслаждения от поглощения еды и все здесь! А здесь к тому же ложка. Нервирует. Хотя был у нас прецедент. Пригласили нас с супругом на юбилей, малыша оставили с подругой. Опаздываем, несемся на машине. Здесь звонок. Высвечивается номер телефона подруги. «Ну, все, – думаю, – что-то случилось!»

- Представляешь, – смеется подружка, – Темка стащил пачку творожка и ложку. Захожу на кухню, а он посиживает на полу, доедает творог. И так аккуратненько, ни одна капелька на одежку не попала.

Эх, воспитание, воспитание… С такими-то родителями сам до всего дойдешь.

Зато есть у нас уже жена. Годовалая Олеся.

- Тема, ты кого любишь?
- Мам.
- А еще?
- Пап.
- А еще?
- Алеля.

При встрече даму свою целует, улыбается ей голливудской ухмылкой в одиннадцать зубов. До первой игрушки, естественно. Как Олеся подымет вопль, закрывает уши обеими руками, а то и совсем удирает из комнаты. Дамы, дамы…

А жених у нас хоть куда. С чувством юмора. Пришли в гости.

- А на данный момент, малыши, мы будем поджарить перепелиные яичка, – гласит подруга и достает крошечные яйца из холодильника. Сынуля наш, как увидел эти яйца, так и зашелся от смеха. Ничего смешнее за всю свою полуторагодовалую жизнь не лицезрел.

Итак вот и живем.

Лариса Балан, la792005@yandex.ru.

Аналогичные записи: Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.