Кризис предшкольный: что изменяется в детях и в нас

Странноватая вещь — эти кризисы. И описаны, и исследованы, а все равно есть в их некоторая потаенна, которую каждому отцу и каждой маме приходится поновой открывать. Время пришло — и как будто распахнулась доныне скрытая дверца, и выходят, и вырываются откуда-то изнутри новые силы, и переделывают молодого человека, что-то меняют в нем. И нет преграды, которая их приостановит.

Странноватая и умопомрачительная вещь эти детские кризисы. В особенности этот — предшкольный. И понимаете, почему? Обычно предки его… не замечают. А все, что происходит с ребенком (и что родителей возмущает, и что им не нравится), относят либо к капризам, либо к тем изменениям, которые начинаются совместно с изменениям статуса: «в школу пошел».

В том и трудность этого кризиса, что он протекает как «невидимый глазу» и поэтому практически непонятный процесс. Все — снутри. С ребенком происходит целая цепь суровых внутренних перемен.

Наружные перемены — малы, внутренние — очень значимые.

И это «не много снаружи» нас и сбивает с толку. Ребенок уже другой, а нам все кажется прежним, обычным, и тяжело признать, что он уже из-ме-нил-ся. (А означает, пора изменяться и нам.)

Поглядим же в чем, как и когда. Но — начнем по порядку.

Когда начинается кризис?

Начинается этот кризис лет в семь. Но это примерная точка отсчета.

Детки вырастают и взрослеют с разной скоростью, так что у вашего дорогого малыша он может начаться и в 5 с половиной, и в 6 с половиной лет — у многих современных малышей начинается ранее.

Случается, кризис запаздывает. Полностью возможно, такое запаздывание связано с лишней опекой либо родительским жестким контролем. Ребенок, который вырастает под плотным управлением и не имеет способности принимать самостоятельные решения, психологически становится «отстающим» — это не дает ему развиваться в подходящем природном темпе.

Возраст «натуральный» и возраст психологический, внутренний — различные вещи.

Девченки психологически, обычно, старше мальчишек (другими словами развиваются резвее). Они ранее начинают гласить, ранее себя обслуживать и т. д. (недаром конкретно ваша дочка ранее начала вести себя, как вы гласите, «некорректно»).

К школьному возрасту такое различие меж мальчуганами и девченками может достигать одного-полутора лет! Так что иногда выходит странноватая вещь: в классе за одной партой могут посиживать детки совершенно различного возраста. Календарный-то схож, а «внутренний» — нет.

Родителям принципиально знать, сколько по сути психических лет ребенку. А то многие так считают: «ударило» 6 — пора отчаливать в школу; и бывают очень недовольны, когда опытнейший психолог, проверив по всем характеристикам грядущего ученика, советует не спешить. А если все-же (так вышло) зачислили, то нужно быть особо внимательным к таким… нет, не отстающим — дорастающим ученикам.

Кризисы взросления — калоритные вехи в развитии человека. И мы должны их благодарить: конкретно кризисы помогают нам как родителям ориентироваться в зрелости собственного малыша. И дают подсказку, что нужно поменять в отношениях и стратегии воспитания.

Как начинается кризис?

Начинается этот кризис всегда идиентично: с маленького саботажа и споров по пустякам.

Как-то мамы-подружки устроили вечер мемуаров — вспоминали то время, когда ребенок до школы дорос. 1-ая поведала: «Мой Петька объявил, что мыться не будет. „Для чего, — гласит, — все равно испачкаюсь!“ Ну, я на него поднажала — еще чего, запятанным ходить мне будет! Понимаете, как он мыться стал? Нальет в тазик воды, бросит туда лед (из морозилки куски наковыривал), подождет, пока растает и — бух головой. Отлично, была стрижка маленькая; феном погудит — и вперед».

«А моя, — вспоминает 2-ая, — моя замучила наставлениями. Прямо до того, что аннотации выдавала, как следует суп варить…»

«Ой, насчет супа, — вспомнила 3-я, — Лика, помнится, лук невзлюбила. То ранее ела, а то — „терпеть не могу“ и все. Так, понимаете, целое расследование устроила, кто как пережарку кладет, и почему я такая вредная стала, назло лук в суп пихаю».

«А мой на слове стал меня ловить. Как тогда начал — и до сего времени. Не дай боже пообещать чего-нибудть и не сделать. Как-то, помню, пообещала в „Луна-парк“, а здесь дождик спозаранку и на целый денек. Давай, говорю, отложим — что началось! Таковой вой поднял. Переругались!»

Вспоминали, вздыхали, смеялись, А под занавес было выдано меткое резюме: «Мозги, что ль, у их почесываются?»

Представьте для себя — да.

Ориентируйтесь на приметы! Итак, приметы, которые посодействуют вам кризис выяснить.

Изменяется поведение дети. Оно становится вычурным и демонстративным.

Ребенок:

манерничает (обычно девченки) и кривляется (почаще мальчишки);
передразнивает (походку, мимику, жесты взрослого, манеру гласить);
не желает подчиняться старенькым обычным правилам, игнорирует, саботирует, выдумывая что-то свое (к примеру, не здоровается со знакомыми, не завязывает шнурки, ложкой ест макароны);
вредничает/привередничает, дуется по пустякам («Почему не вынес ведро?» — «Я вынес! Я вчера выносил!»);
нередко спорит, доказывая свою правоту, в особенности если он что-то не сделал, а вы напомнили (оставил хлам на столе, так как «так лучше, тетрадки не нужно находить!»);
но может не спорить, а молчком саботировать обычные просьбы (в особенности если выданы они как приказ);
упрямится, в особенности под настроение (чем оно ужаснее — тем детка упрямей);
делает подозрительные паузы в общении, как будто обдумывая: сказать — не сказать (и может слукавить);
дает наставления и советы, предъявляет претензии, придирается;
всячески показывает свою самостоятельность, при всем этом старается делать это как можно наглядней.

Детка указывает, начиная с головы и вниз: «Лес — поляна — бугор — яма. Грудь — жи-вот. Водопровод». Мать (немного возмущенно): «Это что?». Детка (невинно): «Считалочка!»

Не спутайте «кризисное поведение» и просто «недовоспитанность»!

Как отличить? До боли просто. Конфигурации в поведении связаны с кризисом, если:

а) подобного не было ранее, и вдруг — появилось;
б) вы увидели, что ребенок:

стал рассуждать охотно на «взрослые» темы (об экологии, к примеру, о политике и т. п.);
нередко интересуется прошедшим семьи (к примеру, кем была прабабушка, как наследуются таланты, какой талант он от протцов мог унаследовать);
предпочитает играть с детками собственного пола (у девченок свои подружки, у мальчишек свои друзья); пол обратный критикует (больше грешат этим девченки);
отыскивает собственный метод выполнения ваших заданий (и нередко находит его);
интересуется школой (но как-то с опаской: а вдруг не получится? вдруг «не потяну»?).

Если на подавляющее большая часть вышеперечисленных пт вы ответили «да» — не сомневайтесь, кризис пришел.

Если на большая часть ответили «нет», вероятны два варианта: либо у вас времена бескризисные либо вы просто… не направляли внимания. Присмотритесь на данный момент.

Уточняем, как к новаторствам относиться

Вы сами, естественно, сообразили — как к снегу либо дождику. Не считать изменившееся поведение и «выверты» за крутую делему, если они никому (ничему) не вредят. Не плохое одобрять, не очень не плохое — сдерживать.

И, главное, держать в голове: все детские «кризисные выверты», на самом деле, проверка прочности вашей любви.

Есть такое не плохое слово, сейчас практически забытое: чаять. Это означает: «возлагать», «надеяться», «ждать», «грезить»… Итак вот, если мы ожидаем от дети отвратительного, это самое «чаяние» — надежду и веру в себя — человек растеряет, другими словами отчается, закончит неплохого ожидать. (С подходящим тому поведением.)

Мы ожидаем и верим в малыша неплохого — и он поверит в себя. Тогда и из числа тех конфигураций, что с ним происходят, как из бутона, в один прекрасный момент откроется дивный цветок.

Обожать детей просто: они так беззащитны, так нуждаются в нас! Обожать дошколят просто: они так искренни, так непосредственны, что почти все (практически все) им прощается.

Сейчас ребенок станет другим.

Ранее был — как открытая книжка, что снаружи у него, то и снутри. Сейчас он, быстрее, шкатулка с сюрпризами, и не всегда привлекательными.

(«Главное, — как произнесла нам одна мать, — чтоб не перевоплотился в мусорное ведро!»)

Почему начинается кризис?

И до каких конфигураций ребенок дорос?

Когда-то (да вроде не так давно) ваш малыш был как открытая книжка, и вам несложно было ее «читать». Эмоции — искренни и непосредственны: что на уме, то и… на детском лице. Что у малыша снаружи — то и снутри.

Доволен малыш — скачет и прыгает, сердит — и снутри малыша сурово, обижен — обида обхватит его полностью, и выскочит в словах и поступках; эмоции — через край. Естественно, они и на данный момент, бывает, зашкаливают, но…

Но сейчас наша детка обучается сдерживаться, не демонстрировать собственных настоящих эмоций. (Правда, не всегда отлично выходит, но обученье идет семимильными шагами.)

А совместно с умением сдерживаться приходит (вниманье, предки!) умение что-то скрывать, и привирать, и не мытьем так катаньем настаивать на собственном.

А главное (главное!) ребенок наш потихонечку отдаляется — пока не очень приметно, но все в большей и большей степени возникает в нем собственного, не очень понятного нам.

Вобщем, не будем о печальном, а вспомним и выскажемся так: ребенок обычный, понятный, которого было так просто «прочесть», уже не открытая книжка, быстрее — шкатулка с сюрпризами, с тайнами и секретами. У него возникает собственный свой мир.

Что в ребенке изменяется?
Рождается соц «Я».
Возникает собственный внутренний мир.
Изменяются возрастные задачки — то, что должен ребенок освоить/решить на новейшей ступени развития.

Заряна Некрасова
Нина Некрасова

Аналогичные записи: Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.