Как научить ребенка говорить? 6 способов, придуманных мамой

Я с умилением, любовью и ухмылкой на лице вспоминаю собственный большой, как мне ранее казалось, опыт общения с племянниками. Фуррор впрямую зависел от того, как отлично я смогу расслабиться и погрузиться в детство. Игра во взрослого всегда приводила меня к фиаско в разговоре с ними. Меня начинала раздражать излишняя веселость и непосредственность деток, в этих качествах мне постоянно чудились неповиновение и капризы. Я не могу разъяснить, почему: может быть, взрослому во мне казалось, что уж мы-то не были такими шалунами.

На данный момент я думаю, что опыт был не таким уж и огромным — во всяком случае, его оказалось недостаточно, чтоб стопроцентно приготовить меня к материнству. Когда родился мой отпрыск, я остро ощутила, что теперь-то уж точно мне нужно быть взрослой и нести ответственность не только лишь за саму себя, да и за моего кроху. И потребовалось длительных 5 месяцев, чтоб я в конце концов вспомнила и поняла: в разговоре с ребенком время от времени полезно самой впадать в детство.

Желаю поделиться и разъяснить на примере дискуссий с малышом, что я имею в виду. Гласить с детками иногда бывает тяжело. Я, даже будучи неописуемо болтливой, столкнулась с тем, что время от времени совсем не знала, о чем гласить с малышом, который еще не говорит, а сначала даже не гулит и не лепечет. «Как так? — возможно, спросит читатель. — Это твой ребенок, и ты не знаешь, о чем с ним гласить?».

Естественно, сюсюкать с отпрыском и восхищаться его неземной красотой я могу достаточно длительно. Но я убеждена, что для овладения родным языком малышу нужно слышать более различные и содержательные речи. Пожалуй, меня несколько вводило в смятение то, что малыш не отвечает. Мне не хватало оборотной реакции с его стороны. При хоть какой коммуникации мне всегда было принципиально, чтоб меня не только лишь слышали, да и слушали, задавая вопросы, приводя контраргументы и тому схожее. С племянниками мне удавалось отыскать общий язык только, когда я выключала внутри себя «занудного взрослого» и начинала гласить с ними вровень, а не сверху вниз.

Я общалась с отпрыском и иногда ловила себя на мысли о том, что это тупо — разговаривать с малышом серьезно. Но постепенно я начала отыскивать и выдумывать методы гласить с отпрыском много и содержательно.

1-ое, что я начала делать приблизительно со второго месяца жизни малыша — это читать вслух. И совсем непринципиально, какая книжка, на мой взор, ведь главное, что ребенок слышит живую речь и глас родного человека. Единственное, на данный момент мой ползунок очень любопытен и скупен до всего: или ползает самозабвенно, или тренирует способности стояния, держась за опору, и мое чтение для него — только неинтересный фон. Или он отчаянно пробует отобрать у меня книгу и съесть, когда я сажаю его впереди себя с намерением почитать вкупе, — потому пока для отпрыска читаю меньше.
Я стала придумывать четверостишия на собственном родном языке — монгольском — про самого отпрыска и нескончаемо их ему говорить. К примеру, перевод 1-го из их: «Мухаммад у нас лялька! В Казани живет бабушка. Няму дает мать. А на работу прогуливается папа».
В бездонных просторах веба я отыскала огромный перечень словесных игр. Нам пока доступны из их только несколько, к примеру, последующие.

Где. Попеременно спрашиваю у малыша о местонахождении предметов. Где лампа? Где стол? Где стул — и т.п. И сама же отвечаю, демонстрируя малышу предмет. Подразумевается, что с течением времени малыш начнет сам отыскивать и демонстрировать, а потом и именовать нужные предметы.

Съедобное-несъедобное. Просто перечисляю различные слова. Если я именовала что-то съедобное, задористо восклицаю «Ам!», делая вид, что желаю съесть малыша. В эталоне «Ам» должен начать гласить ребенок.

Кто как орет. Снова же сама спрашиваю: Как ревет ишак? Как орет лягушка? И сама отвечаю. Чем более артистически и забавно я это делаю, тем больше визжит и радуется отпрыск.

По аналогии с перечисленным выше я выдумала свою игру и именовала ее «Обо всем и ни о чем». Просто задаю вопросы обо всем и, естественно, сама же отвечаю. Вопросы могут быть любые. К примеру: ты кто? Ты малыш. А кто я? Я мать. Какой ты? Ты небольшой. А я какая? Я большая. Что ты делаешь? Где мы находимся — и т.д., пока не надоест. Ничего такого особенного, но иногда, когда фантазия иссякла и остальные дискуссии заморили, задаю подобные вопросы.

С того времени как отпрыск научился посиживать, я сажаю его для себя на ногу и делаю вид, что катаю верхом на жеребце. Не так давно пришла мысль делать остановки, натыкаясь на дома разных животных, разыгрывать диалоги. Скачем-скачем-скачем. Имитирую звук от топота копыт, подгоняю жеребца «На!», имитирую ответ животного «И-ха!». Замедляю топот копыт. Говорю:
— Вот гляди, сынок, норка. Кто, любопытно, в норке живет? Тук-тук, здрасти! Кто здесь живет?
— Пи-пи-пи, я мышка.
— Как поживаешь, мышка? А что ты любишь из пищи? Мы бы тебя угостили.
— Пи-пи-пи, я ем сыр и хлеб.
— Эх, сыра у нас нет, но вот хлебом можем поделиться.
— Спасибо, пи-пи-пи.
— На здоровье, дружок, а мы продолжим собственный путь.

Таким макаром наш воображаемый жеребец делает остановки около жилища баранов, лягушек, кошек и других животных. Играем, пока отпрыску забавно.

Также я изображаю величавого сказочника. Я рассказываю отпрыску об обыденных предметах в сказочной форме. К примеру, рассказываю ему о репке и свекле, которые живут в деревенском огороде моей тети и целый денек ожидают, когда же наступит семь вечера, и их польют водой. Естественно, для взрослого человека это притча может показаться неинтересной, но схожим образом я знакомлю отпрыска с наименованиями разных овощей и ягод (ведь они обитают по соседству с нашими героями репкой и свеклой), рассказываю ему о том, что грядки нужно поливать.
Рассказываю. Сейчас просто делаю то, что, наверняка, делают все мамы. Озвучиваю малышу каждое свое действие, описываю наше окружение во время прогулок, рассказываю ему малочисленные стихи, сказки и скороговорки, которые знаю назубок, истории из жизни пророков.

Я поняла, что желаю уже относиться к отпрыску как к личности. Да, он еще мал и не осознает слов, не гласит, но он осознает мой взор, жесты и ухмылки и отвечает мне взором, полным нежности и обожания, а это наилучшая оборотная реакция, которую можно вообразить.

В окончание я желаю сказать, что хотя материнство и подразумевает неминуемое взросление, время от времени очень полезно спуститься со собственного возраста и побыть с ребенком вровень — играть с ним, смеяться, совсем не тревожась о том, что со стороны это может смотреться тупо.

Сарина Уразова

Аналогичные записи: Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.