История настольной игры Каркассон

«Каркассон», и это не новость, является маленьким городком на юге Франции, известным собственной крепостью, которую отчего-то пощадило кровожадное время — башни и крепостные стенки там смотрятся как новые. «Каркассон» (реинкарнация в голубой коробке) является игрой, за неполное десятилетие после собственного возникновения ставшей классикой, получившей много наград и признание по всему миру (четкое число регалий, миллионов проданных экземпляров и завоеванных государств мы опустим). Вобщем, очередное замечание — самой престижной премией в области настольных игр в мире является германская «Игра года», присуждаемая жюри. 2-ая по значению — «Германская игровая премия» — избирается согласно голосованию игроков. Итак вот, «Каркассон» сейчас является последней неоспоримой «Игрой года» — в 2001 году она захватила сердца как проф жюри («Игра года»-2001), так и любителей настольных игр «Германская игровая премия»-2001 (Deutsche spiele preis-2001).

Таким макаром «Каркассон» оказалась последней «возлюбленной всеми игрой» новой эры и вот уже семь лет держит марку «червонца» в мире настольных развлечений. Парадокс? Естественно! Культ? Может быть! Классика? А вот это не подлежит сомнению. Все «традиционные» игры принесли в игровую культуру что-то новое. «Колонизаторы», к примеру, принесли «шестиугольник». На данный момент уже тяжело для себя представить, но в конце 90-х от богатства игровых частей в форме шестиугольника глаза поневоле получали такую же форму. Вспомним, например, красивые «Tikal» и «Java». «Каркассон» же возвратил на свое легитимное место квадрат! При всех различиях в механике, квадраты в известной и также ставшей классикой игре «Caylus» (тоже французский город) идут по нашему воззрению конкретно от «Каркассона». Но это далековато не главное: настоящим предметом культа стали «meeples» — фигуры человечков-коротышек. Сейчас их употребляют, где ни попадя, так что, встретив их в какой-либо другой игре, даже не узнаешь, откуда они берут свое начало. А они, что ни гласи, истинные французы.

Но вернемся к Каркассону-городу: легенда говорит, что прибывший сюда в отпуск учитель гимназии из Кельна Клаус-Юрген Вреде натолкнулся на идею игры, озирая именитые крепостные стенки с высочайшей башни. Что ж, может быть! — небольшой «Каркассон» (вдвое меньше какой-либо Гатчины) является родиной 2-ух лауреатов Нобелевской премии (по физике и химии) — видимо, там вправду носится что-то такое в воздухе. Вобщем, не без ехидства заметим, что в таком случае с той же башни наш учитель был должен узреть и игру «Эль-Кабальеро» (1998), на которую «Каркассон» довольно-таки похож. Естественно, обвинений в плагиате не последует — игры различные, а в том, что «Эль-Кабальеро» не стала интернациональным хитом, никто не повинет. По последней мере, стартовые позиции у этого детища «звездного» дуэта Ульрих/Крамер были куда лучше, ежели у первой игры безвестного учителя. Все же, скоро взошла звезда конкретно «Каркассона». Почему? Позвольте поделиться соображениями. Во-1-х, качество компонент и художница Дорис Маттеус. Во-2-х, хорошая играбельность вдвоем, втроем, вчетвером и впятером («Колонизаторы» по этому аспекту и рядом не стоят). В-3-х — умеренная стоимость (принципиальный фактор для бережливых германцев). В-4-х, легкие правила. В-5-х… Вот это «в-5-х» мы разберем подробнее.

«Изюминкой» игры стала не последовательность выкладывания прекрасных картинок (это есть и в паззлах), а уникальная система подсчета очков плюс свободное решение игрока относительно использования того либо другого миплса — разброс карьеры от разбойника до монаха. Сама нехватка фигурок (их просто не получится поставить везде, куда захочется) перевоплотился в тактический элемент — честь и хвала создателю. А если к этому прибавить то, что система подсчета очков на самом деле «разборная», другими словами состоит из отдельных компонент, а означает а) может быть изменена по собственному усмотрению (отсюда невиданное количество «домашних правил» игры) и б) возникает место для безграничных дополнений. Игра приглашает игрока к сотворчеству — сочитай, выдумывай, не нравится для тебя «правило крестьянина» — гони его прочь. Если выражаться на языке программистов, это софт с открытым начальным кодом — и в этом красота игры. К тому же Клаус-Юрген Вреде показал себя реальным мастером в изготовлении дополнений и вариантов «Каркассона» — при этом большая часть признаны очень успешными. Семь официальных дополнений (исключая мини-дополнения) и семь отдельных игр (в Рф выпущено уже четыре игры: «Каркассон, Каркассон». «Охотники и Сборщики, Каркассон». «Новые земли и Каркассон». «Замок»), вариантов на тему «Каркассона», за семь лет — это как именовать? Три семерки — джек-пот.

Если за что и критикуют «Каркассон», так это за недочет стратегической глубины. Вобщем, в один прекрасный момент на немецкоязычный форум, где эту игру, естественно, хвалили, но каждый считал своим долгом отметить, что «она подходит быстрее семейным кругам», пришел с защитной речью матерый стратег. Приведу его выражение вполне: «На самом-то деле эта игра базируется на общении меж игроками! Заключайте союзы, стройте что-то с одним партнером, что-то с другим. Не считая того, после определенного количества игр, карточки должны уже быть известны — можно разрушать планы конкурентов, зная сколько тех либо других частей пейзажа осталось невытянутыми. Это ж незапятанной воды стратегия!» Добавить здесь нечего, вправду, в голубой коробке прячется больше, чем удается узреть на 1-ый взор. Ну а то, что это не паззл, становится понятно уже тогда, когда после первой игры здесь же мешаешь карточки для того, чтоб сыграть опять.

И все таки окончить охото на печальной нотке. Осознаете ли в чем дело, Клаус-Юрген Вреде до сего времени преподает в одной из гимназий Кельна музыку и религию — он и смотрится соответственно: длинноватые волосы (музыкант) с супер-аккуратной стрижкой и сдержанными манерами практически пастора. Он изредка дает интервью, в главном по случаю выхода новых игр, и в их с жаром обосновывает, что новое творение никак не уступает «Каркассону». И все таки все его другие игры постоянно ждет провал или скорое забвение (дополнения и варианты на тему «Каркассона», естественно, разлетаются как жаркие пирожки). В 2007 году вышла хорошая «Венеция» — кто на данный момент о ней помнит, а кто об этой игре вообщем вызнал? — а вот новый «Каркассон Mayflower» лежит во всех германских магазинах и, вероятнее всего, при сегодняшних темпах локализаций скоро выйдет и в Рф. Первым же выстрелом, «пробой пера», этот учитель из Кельна достигнул того, чего другим создателям игр не удается достигнуть десятилетиями упрямого труда. А вот получится ли ему когда-нибудь повторить фуррор, придет ли к нему то озарение, как тогда, на башне французского средневекового городка? Молвят, у учителей религии особенные дела с богом. Искренне пожелаем ему фортуны.

(Мировоззрение Игроведа может не совпадать с воззрением создателя)

Дмитрий Вачедин

Аналогичные записи: Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.