Агрессия, капризы, страхи у ребенка: почему он так себя ведет?

Время от времени предпосылки поведения деток от года до 3-х лет лежат на поверхности: к примеру, мать отлично лицезреет, что ее малыш на данный момент привередничает и не вожделеет ничего слушать, так как просто переутомился. Но время от времени даже самые мелкие малыши ставят взрослых в тупик: неясно откуда взявшейся злостью, внезапными ужасами. На прямые вопросы ребенок навряд ли ответит — но можно разобраться в причинах происходящего, если пристально следить и задавать вопросы… для себя.

Злость, капризы, ужасы у малыша: почему он так себя ведет?

Если ребенок проявляет злость в хоть какой форме (дерется, кусается, кидается, толкается) и у него бывают нередкие приступы раздражения либо какого-то неподобающего поведения, то независимо от обстоятельств — заморочек развития, воздействия наружной среды, характера — вы должны посмотреть на общую картину происходящего, собрать свидетельства, составить представление о сложившейся ситуации и только потом решать какие-либо деяния.

Вот какие вопросы стоит для себя задать, если поведение малыша кажется вам неприемлемым.

Когда началось такое поведение?
Чем оно обычно вызвано?
Что вы делали в прошедшем?
Позволили вы этому длиться, списали ли на «возрастной период» либо аргументировали тем, что «все малыши так делают»?
Происходит ли в жизни малыша что-то новое — в семье, в кругу общения, — что могло воздействовать на его восприимчивость?

Это делается, чтоб отыскать ключи к разгадке поведения малыша, чтоб можно было посодействовать малышу совладать со своими чувствами положительным и соответствующим методом. Беспристрастная мать собирает эти свидетельства практически подсознательно, так как повсевременно следит за ребенком, его поведением и обстоятельствами, при которых появляются те либо другие настроения. К примеру, Дайен, одна из моих давних клиенток, не так давно позвонила мне по поводу собственной дочки Алисии, которой было два с половиной года.

Несколько недель вспять у Алисии появились ночные кошмары. Она стала отрешаться от занятий гимнастикой, хотя маме казалось, что малышке это нравится. Такое было совсем не в ее нраве.

Я здесь же спросила, что поменялось в разговоре малыша. «По правде говоря, не знаю, — произнесла Дайен. — Мне казалось, что ей приглянулись занятия, когда мы пришли впервой. Мы отходили практически половину курса. Но сейчас, когда я ее привожу туда и оставляю, она закатывает истерику». Это было совершенно не похоже на Алисию. С ней никогда не бывало схожих заморочек, а на данный момент она очевидно гласила собственной маме: «Не оставляй меня, пожалуйста».

Я представила, что, возможно, что-то происходит в ее активном воображении. Чтоб это узнать, мать должна собрать сведения. «Проявите необыкновенную наблюдательность. Направьте внимание на то, как она играет одна».

Спустя некоторое количество дней Дайен опять позвонила. Она нашла принципиальное свидетельство, подслушав, что Алисия гласит собственной возлюбленной куколке: «Не волнуйся, Тиффани, я не позволю Мэттью забрать тебя у меня. Я для тебя обещаю».

Дайен услышала имя Мэттью, так звали 1-го из мальчишек в гимнастической группе. Она побеседовала с педагогом, и та произнесла, что Мэттью «немного задиристый» и пару раз обижал Алисию. Педагог сделала замечание Мэттью и утешила девченку, но происшедшее оставило более сильный след, чем можно было ждать.

Внезапно Дайен сделала очередное открытие: в последние недели Алисия паковала собственный рюкзачок. Она положила в него свою возлюбленную куколку Тиффани, различные финтифлюшки и Вуфи, пушистую игрушечную собачку, с которой спала с младенчества. Дайен увидела, что Алисия всякий раз расстраивается, если с ней нет ранца. «Однажды мы вышли из дома, не взяв его, и я обязана была возвратиться назад, когда она нашла его отсутствие». Я растолковала Дайен, что это неплохой символ. Девченка оказалась довольно сильной и изобретательной, чтоб окружить себя тем, что ей нужно для своей безопасности.

На основании собранных свидетельств мы составили план действий. Так как Алисия комфортабельно себя ощущала, разговаривая со собственной куколкой, Дайен могла бы вступить в разговор.

«Давай позанимаемся с Тиффани гимнастикой?» — предложила она, усевшись на пол рядом с дочерью. Алисия здесь же вступила в игру. «Что ты делаешь на упражнениях, Тиффани? — спросила Дайен, зная, что Алисия за нее ответит. После того как они побеседовали незначительно о упражнениях, Дайен спросила у куколки: — Как там мальчишка Мэттью?»

«Он нам не нравится, мать, — ответила Алисия уже за себя. — Он меня толкает и пробует отобрать у меня Тиффани. Один раз он схватил ее, побежал и бросил ее об стену. Мы больше не желаем туда возвращаться».

Так Дайен открыла дверь в мир эмоций Алисии. Алисия очевидно страшилась Мэттью. Разговор об этом стал ее первым шагом к преодолению ужаса. Дайен пообещала, что она пойдет вкупе с ней на занятия, также побеседует с педагогом и матерью Мэттью. Ему больше не позволят обижать Алисию и брать ее куколку. Собирая нужные свидетельства, Дайен сообразила: Алисии нужно знать, что мать защитит ее.

Трейси Хогг
Мелинда Блау

Аналогичные записи: Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.